Mrs. Figg (arabella_doreen) wrote,
Mrs. Figg
arabella_doreen

Marillion. Голландия. День 3 и 4

На третье утро меня официально ожидали на полный английский завтрак в соседнем шале. Готовил Тони. Говорят, герлфренд здорово страдала в его отсутствие, потому что никто не кормил ее, так-то из кухонных дел ей обычно приходится разве что тарелку засунуть в посудомойку. Утро было прекрасное, как никогда здоровое и функциональное, только голову я на этот раз мыть не решилась, а наплела кос и сделала уух-глаза, чтобы перенести акцент с not so good hair day. У парней уже пахло завтраком, а Роман поделился со мной их паролем к вайфаю (о чем позднее наверняка пожалел, потому что доступ был расчитан на 4 гаджета, и к вечеру он обнаружил, что его самого к вайфаю прицеплять перестало). У меня была одна из новых Мариллион-маек, уух-глаза, отличный завтрак и инстаграм впервые за двое суток. Парни накрыли на стол, правильный английский завтрак - яичница, жареные шампиньоны, сосиски, бекон (Тони жаловался, что сосиски и бекон не совсем правильные, вот дома он бы ого-го), помидоры и фасоль. Каждому было вручено по тосту с маслом. После завтрака Тони отечески спросил - ну как, все сыты, все окей? И все по очереди ответили - thaaanks, dad (включая, кстати, его родного сына Джеймса). Парней убило, когда я схватилась за свой пакет с чипсами, валяющийся у них еще со вчера, и начала автоматом его приканчивать (между прочим, Bugles, купленные за то, что упоминались в Mike & Tom Eat Snacks, я там вообще по супермаркету ходила как маньяк, выискивая знакомые по подкасту названия). Парни почему-то считали, что я не очень ем. That's a little bit insulting, сказал Тони.

В программе дня была масса мероприятий плана Мариллион встречаются с фанами: квиз, "вопросы-ответы" и swap the band, в котором заранее как-то выбранные фаны в нескольких песнях заменяли на сцене по одному из участников группы, все это в большом концертном павильоне, но то днем, а сначала мы расстались с парнями, которые двинулись, правильно, queueing, а у нас был хитрый план на этот счет. Сначала мы с Романом пошли встречаться с интернациональными чуваками, с которыми на прошлой конвенции, два года назад, они вылезали на сцену в один из вечеров с флагами своих стран. Это было их официальное воссоединение. В котором среди прочих участвовал Анас, который уже сообразил, что что-то не так, и рассказал увлекательную историю, как однажды ему на баскетболе уебали локтем в горло, и врач запретил ему говорить две недели, и все его друзья обзванивали друг друга и говорили "ааааа, Анасу нельзя разговаривать, айда все к нему". Присутствовала белорусская девочка, палестинско-иорданский Анас, русские мы, венесуэлка с Кайманских, кажется, островов, эээ, фин, немцы и кто-то еще. Потом мы стояли около концертного павильона и смотрели, как люди идут на квиз и прочее, длинной, длинной очередью неспеша заходят в широко открытые двери. Прошло минут 20 - люди все заходили и заходили, очередь не заканчивалась. Мы стояли с парнями в соседней очереди на вечерний гиг, и половина проходящих шутила свои шутки за 200 про wrong queue, неправильную очередь. Квиз и вопросы-ответы мы посмотрели из задних рядов и во время swap the band отправились раздобывать горячей пищи в Маркет Дом.

Все эти дни мы ходили из шале в павильон и обратно по разнообразным делам всегда насквозь Маркет Дом, и по всему Дому за столиками кафе-ресторанов под пальмами люди в майках и толстовках Мариллион под играющую везде музыку Мариллион пили пиво раздумчиво и общались, а также вроде бы снисходительно поглядывали на проходящих нас, как мне это виделось со стороны. И мне ужасно хотелось также усестся и что-нибудь пить-есть и разглядывать людей и не торопиться. Роману тоже хотелось уже не бежать никуда, а немного помедитировать на окружающее. Так что мы нашли свободный столик у Гранд Кафе, все же ушли на квиз, и заказали еды. Я показала потом инста-фоточку Джеймсу, он впечатлился еще больше, сам он на диете и старается не жрать лишнего, парни у меня все кругленькие, а питаются только завтраками и ужинами. Польза многоразового питания в моем примере налицо! Пока мы сидели ели, мимо случился вчерашний итальянский драммер, Роман неосмотрительно сделал ай контакт и был награжден расшаркиваниями, поклонами и биениями кулаков в грудь, I shit you not. Сидеть и смотреть на людей оказалось не так увлекательно. Теперь мне казалось, что они пялятся на меня (а я, между прочим, пытаюсь жевать). Прошел мой горячий чувак вместе с бро, такой легконогий и стремительный, а я сидела за своими супами и фокаччей с курицей по-тайски, толстая, толстая девочка.

Вернулись в очередь незадолго перед запуском. На этот раз Тони с загадочным и провидческим лицом сказал, что встать непременно надо опять у ножки от "Т", как в первый вечер. Мы с Романом долго сомневались, но потом решили, что уж если в дерьме - то все вместе. И очень уж загадочно-довольный вид был у Тони. Разогревали очень симпатичные прогрессив-чуваки, Lifesigns. Сетлист этого гига так и оставался загадкой, никто ничего не знал, но кто-то успел углядеть на барабанах старый, самый первый Мариллион-логотип, из 80-х еще (да, они дохуя древние, их история отсчитывается то ли с самого конца 70-х, то ли с начала 80-х). Парни очень надеялись на песню Easter, под которую Тони неизменно развозит, и он стоит весь в слезах и соплях. Такая картина вообще обычная штука для Мариллион-гигов, как говорят. Огромные серьезные дядьки вытирают слезы. Бро горячего чувака в какой-то из дней развезло слегка. Сетлист оказался - лучше просто некуда (всегда есть куда, конечно, в личные предпочтения-кинки каждого, но). Они играли по песне-две из каждого альбома хронологически, начиная с самых древностей, которые взрослые дядьки особенно любят. Зал скакал буйно, с самой первой песни. Не знаю, как Тони предвидел, но Хогарт постоянно выбегал на подиум, к нам поближе, а однажды они вдруг почти всей группой, минус драммер и клавишник, вышли туда. Мне было вроде б весело, но прямо хорош мне начало становиться, когда они подошли к альбомам 89 и 91 года, к тем, с которых я когда-то полюбила их с первого взгляда. Вернее, когда пошел год 91-й - мурашищи величиной с больших крыс побежали по всей мне, комок в горле встал, и мне показалось, что я вот-вот выдам там Easter-Тони (но нет, замысловато должны сложиться звезды, чтобы я рыдала на концерте). И логотип винтажный, мой любимый, из девяностых, горел над сценой, и свет был такой красивый, все три дня был шедевральный свет. Все концерты происходила странная штука, когда Хогарт вдруг поворачивался как-то или бежал куда-то - и я абсолютно ясно видела тридцати с чем-то летнего Хогарта, ровно того самого. И так он менялся все время, туда-обратно, из прошлого в нынешнего, как переливающийся календарик. И я как будто смотрела два гига параллельно, как с машиной времени. А пел он - можете не верить, но я не знаю другого такого вокалиста. Без всяких - "ну возраст, ну голос уже не тот, он так не вытягивает, ну вживую же". Вытягивает он легко и непринужденно гораздо сильнее и красивее, чем десятилетия назад. Так же совершенно, как в студийных записях, только еще интереснее.

После концерта народ охватила эйфория, все обнимались, фотографировались, колесами ходили буквально. А меня стремительно настигал downer. Упадок наставал. Я чувствовала себя усталой, я чувствовала себя не со всеми, не в общем потоке, и от того было грустно и несколько злобно. Избавила Романа от своего общества и оставила сливаться в экстазе, отправила парней в шале, а сама пошла села за свободный столик одиноко в Маркет Доме и сидела жалела себя. Хотелось домой, к своему, уютному, знакомому, без сраной этой социализации и попыток коннекта с дурацкими людьми. Всплакнула даже. Там меня нашел Роман, я слегка отходила уже, и мы пошли на дискач в последний раз тусовать и прощаться с людьми. Прямо перед входом в Адвенчер Дом охрана остановила нас, чтобы прошедший народ слегка рассосался, и прямо перед нашим носом внутрь проскочил чертов Хогарт! Когда нас впустили через пару минут, его уже было не найти. Мы покружили-покружили внутри, и решили действовать средствами бытовой магии. Не искать Хогарта, пусть он сам найдет нас, а пойти взять себе пока пива. И тут же услышали со сцены, где играла какая-то штука под названием Rockaoke, знакомый голос. Чувак пришел такой на афтерпати после длиннющего концерта попеть еще со сцены, Битлз и в таком духе. После коротенького выступления он куда-то исчез, и больше мы его не увидели. Попили пива, поплясали и познакомились еще с людьми и поймали клавишника группы, который ужасно клевенький, удачнее всех повзрослел, побрил волосы, потому что лысел, понаделал пирсингов, и ужасно спортивный и мышечно-рельефный. Очень симпатичный, правда, и я сфотографировалась с ним щека к щеке прямо. А потом мы пошли домой.

Парни ждали нас разоженным камином и бургерами по-домашнему с кегой пива, заиньки мои. В шале было накурено, сигнализация неистово пищала. Тони, умничка, подкидывал мне лишних котлеточек с сыром. Я распрощалась с ними, потому что боялась не пересечься с утра, переобнимала и перецеловала всех. "Почему вы все русские такие nice?!" - Иэн, кажется, сказал. Приезжай на британскую конвенцию в апреле, хули, делай визу скорее и приезжай, сказали парни. И я пошла к себе паковаться и спать, было уже совсем как-то поздно, типа трех часов ночи.

День 4, смятение и Амстердам.

Утром мы все-таки пересеклись с британцами в автобусе в Схипол. Роман уехал гораздо раньше, он летел дальше в Стокгольм. Я опять проспала всю дорогу до аэропорта, парни теребили меня по приезду, кто-то лохматил волосы, кто-то за бок трепал. В аэропорту распрощались совсем, они ехали на автобусе сидеть в Тони любимый кофешоп до рейса, а я на поезде поехала в центр Амстердама гулять, смотреть и купить пару сувениров. Пробродила несколько часов как в коматозе, чуть не сделала татуировку, но не смогла определиться с местом, видела каналы и квартал красных фонарей, была в магазине комиксов и в букинистическом с отделом комиксов винтажных, не нашла дурацкие большие буквы IAmsterdam, с которыми положено фотографироваться, копалась в тоннах винилов (винилы там в магазинах и на уличных барахолках на лотках, много, много винтажных винилов), съела хотдог с селедкой. А в поезде обратно в Схипол на меня пялились странно и смутно знакомые дядьки, а потом заорали через вагон - "ахаха, точно, это она, опять мы тут queueing", я заорала yeah, а тетка напротив смотрела неодобрительно (у них в поездах висят табличечки про соблюдайте тишину, не мешайте людям). А в самолете на соседнем сиденье оказалась русская девочка Маша из Порт Зиланда.

Горячего чувака я нашла в фейсбуке уже в Москве и даже добавила на волне всеобщего френдования. Он оказался шведом, 49-летним (и очень, очень молодым), очень охуенным и на мой многозначительный комплиментарный комментарий к его фото ответил сугубо невинно и крайне вежливо.

А Роман, как выяснилось позже, снимал меня, пока я слушала свою судьбоносную Dry Land.

Tags: concerts, marillion, поездки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments